RUEXPERT.ORG

Ваш эксперт в мире политики

Герои без маски теряют до 90% легких

пн, 12/10/2020 - 02:29

Насколько готова наша система здравоохранения к очередному наступлению коронавируса?

Черной тушью на белом листе он пишет истории болезни. Уставший врач, спасенная жизнь, застывшая боль на лицах. Его лица они не видели.

"Люди умирают в очень больших количествах. В этом трагичность. Врачи находятся здесь в отрыве от детей, от жен, от мужей", – сказал Руслан Меллин, хирург кузбасской клинической больницы имени С. В. Беляева.

Недавно он отработал три смены. 18 часов из госпиталя не выйти. Домой не уйти. Общежитие для сотрудников – прямо по коридору от "красной" зоны на третий этаж. Руслан живет на работе.

Он работает хирургом – в челюстно-лицевом отделении. Весной читали курс по инфекционным болезням – готовили. Но первый раз в ковидный госпиталь зашел 1 сентября, а должен был вести ребенка в школу.

Скорые привозят сразу по пять-шесть человек – их переводят из других больниц Кемерово. В областной клинической развернули самый большой инфекционный стационар. 600 коек – под коронавирус и пневмонию.

Это был перинатальный центр. Там, где рождалась новая жизнь, теперь к жизни возвращают. В родильных залах – реанимация, в палатах для беременных – интенсивная терапия.

Доктора Егорову Людмила всегда так встречает. В больницу ее привезли, когда уже не дышала – задыхалась.

Марина Егорова – нефролог. Сейчас заведует реанимацией. Она замечает: у ковидных больных часто встречается острая почечная недостаточность. "Пациенты приезжают к нам самостоятельно, которые принимали дома ряд нерекомендованных препаратов", – говорит доктор.

Даже медики до сих пор не могут привыкнуть: иногда пациенты приходят своими ногами, на следующий день их переводят в реанимацию. Полсотни реанимационных коек – свободных нет. Пациентов поступает больше, чем выписывают. Больница принимает только тяжелых.

В Кемеровской области почти до конца июля заболевших было немного. Карантин, объявленный еще весной, сдерживал распространение инфекции. Рост начался в августе, когда отдыхающие стали возвращаться с юга. За минувшие 24 часа – плюс 170 новых случаев.

"Напряжение с врачами есть. Сегодня мы комплектуемся, но это сложно. Чувствуется, что психологическая усталость накапливается. И они все больше и больше болеют", – сказал Алексей Цигельник, замгубернатора Кемеровской области по здравоохранению.

Плановая терапевтическая служба в кемеровской областной больнице свернута. Терапию на 136 коек отдали под ОРВИ и нековидные пневмонии – сейчас вал таких пациентов. А плановую кардиологию, эндокринологию и нефрологию сократили до одного отделения на 45 мест. Пришлось потесниться. И узкие специалисты теперь стали врачами широкого профиля. Пока пульмонологи лечат коронавирус, их пациентов берут на себя гастроэнтерологи.

В столичных клиниках сокращать плановую помощь не стали. Открыли резервные стационары, подготовленные еще в мае: выставочный комплекс в "Сокольниках" и стадион в "Крылатском".

"Происходит то, что и должно было произойти. Люди у нас очень серьезно расслабились, стали активно посещать места большого скопления людей, не носить маски, не стали соблюдать дистанцию, не стали обрабатывать руки. И, к сожалению, мы получили то, что получили. Самое важное в том, что мы подготовлены. И если брать март и сейчас, то мы совершенно в разной весовой категории находимся. Во-первых, у нас подготовлены специалисты – врачи и медицинские сестры. У нас есть все лекарственные средства", – заверил Андрей Шкода, главный врач ГКБ №67.

67-я больница Москвы теперь может принимать почти 1800 ковидных пациентов. Андрей Шкода впервые пускает журналистов в "красную" зону. "Послабления коронавирусной пандемии я не вижу. Когда раньше говорили, что подвержены люди старшего поколения, а здесь и 25, и 45, и 35 болеют пациенты. Те люди, которые не выполняли ничего. Они были героями без маски. А сейчас они уже совсем не герои", – отметил он.

Их привозят в госпиталь, когда болезнь уже запущена. И поражение легких – критическое – 80-90%. Врачи вытаскивают.

"С конца августа поток пациентов увеличивается. Конкретно в нашем стационаре стало больше молодых пациентов, которые нуждаются в лечении в реанимации", – рассказала Наталья Шкуратова, заведующая отделением реанимации №9 ГКБ №67.

За 8 месяцев работы с коронавирусом первого пациента здесь приняли в марте – они наработали большой опыт. Свой, российский. Теперь есть отечественные препараты, которые не дают пневмонии развиться, и четкое понимание, как лечить.

"Мы давали клятву. Мы действительно будем прилагать все силы для того, чтобы спасти. Но давайте вместе. Это вакцинация, которая необходима. Я сам делал эту вакцину. Никаких побочных эффектов", – отметил Андрей Шкода.

Уже несколько тысяч человек сделали прививку от коронавируса. Первая зарегистрированная вакцина "Гамм-Ковид-Вак" поступает в регионы.

Научный центр "Вектор" тоже подал документы на регистрацию своей вакцины.

"Она, с одной стороны, будет блокировать его размножение в клетках, с другой, – уничтожать инфицированные клетки, – пояснил один из сотрудников "Вектора". – Мы готовы ответить за безопасность и эффективность вакцины. Что будет дальше, будем смотреть, что будет с вирусом. Вирус тоже может поменяться".

На стадию клинических испытаний вышел еще один препарат, разработанный центром Чумакова. Подход ученых – традиционный. Больше полувека назад здесь была разработана советская вакцина от полиомиелита – до сих пор в календаре прививок. От клещевого энцефалита и бешенства.

"Основываясь на предыдущем опыте, мы говорим о том, что от полиомиелита, от клещевого энцефалита это практически пожизненная история с формированием иммунитета", – рассказал Айдар Ишмухаметов, гендиректор центра Чумакова.

Вирус неживой – убитый. Пробы отбирали у реальных пациентов, заболевших коронавирусом. Выделенный SARS-Cov-2 теперь хранят в ампулах в высушенном виде. Выращивают субстрат в биореакторах. Из двухсот литров полуфабриката получают всего 3 литра готовой вакцины.

Чтобы препарат не вызывал побочные реакции – температуру, головную боль – надо максимально убрать все примеси. Процесс очистки проходит 4 стадии: на ультрафильтрации получают концентрат белков, дальше из этого пула – тот самый S-белок, в ответ на который будут вырабатываться антитела.

Пятнадцать добровольцев первой стадии испытаний проверили это на себе: после укола хуже не стало. Сначала проверяют эффективность и безопасность вакцины. На заключительном этапе испытаний выясняют, как долго держится иммунный ответ и насколько человек защищен. Только эффективная вакцина позволит приручить инфекцию.

"Когда инфекция станет вакциноуправляемой, мы получим коллективный иммунитет, тогда можем сказать, что мы какую-то победу над инфекцией одержали. Думаю, что это не меньше 2-3 лет", – отметила Наталья Рындюк, замначальника медико-санитарной части 163 ФМБА России.

Но коронавирус не должен парализовать плановую помощь нековидным больным. Директор Центра радиологии имени Герцена академик Андрей Каприн еще весной говорил: рак на карантин не уходит. Тогда ни один онкодиспансер не был закрыт. Но скрининговые программы остановили.

"Британские ученые посчитали, что на 40 спасенных пациентов с коронавирусом мы теряем 700 пациентов с онкологическими заболеваниями. Почему? Диспансеризация снижается. Остановка скрининговых программ принесет нам года через 1,5 увеличение 3-4 стадии", – отметил Каприн.

Из трех филиалов научного центра только Институт урологии в апреле перепрофилировали под инфекционный госпиталь. Результаты удивили.

"Многие онкологические пациенты, а у нас было большое количество этих больных, как раз неплохо переживали ситуацию с цитокиновым штормом. За счет сниженного иммунитета. И ситуация этого низкого иммунного статуса была как бы профилактикой развития цитокинового шторма. Они неплохо выходили из коронавируса", – рассказал Каприн.

Сегодня здесь принимают профильных пациентов. Но перед тем, как положить в стационар, смотрят результат теста на коронавирус. Если он просрочен или сомнительный, человека направляют в обсерватор.

Контроль на входе позволит уберечь других пациентов и врачей от заражения. Один COVID-положительный может парализовать работу всего института. А это значит, сотни больных могут остаться без лечения.

В регионах сегодня продолжают борьбу с коронавирусом. Инфекция не отступает.

"Нет никакого геройства. Это наша повседневная работа. Нас призвали помогать людям. Это заставляет дальше сюда приходить, повторно работать, понимая, что люди ценят это", – подчеркнул Руслан Меллин.

В свою черно-белую хронику Руслан решил добавить красок. Ковидный госпиталь с колоннами не выглядит таким уж мрачным. Когда все закончится, этот тяжелый период останется лишь тенью на холсте.

источник

Уважаемые друзья!!! Вступайте в нашу группу «ВКонтакте».

Яндекс.Метрика

Top.Mail.Ru