RUEXPERT.ORG

Ваш эксперт в мире политики

Шедевр Ханю, костюм Шулепова, фурор учениц Тутберидзе: кто достоин ледового «Оскара» по итогам сезона в фигурном катании

пн, 23/03/2020 - 17:25

 

22 марта в Монреале должна была пройти церемония первого в истории фигурного катания ледового «Оскара» — премии ISU Skating Awards.

 Выдающейся тренер Татьяна Тарасова, кого бы она хотела видеть в качестве лауреатов этого сезона, несмотря на то что чемпионат мира был отменён, а также предложил свой список лучших фигуристов года. Шедевральная короткая программа Юдзуру Ханю на музыку Фридерика Шопена, провокационный костюм Антона Шулепова в постановке «Список Шиндлера» и победы учениц Этери Тутберидзе на всех без исключения значимых соревнованиях в женском фигурном катании не оставили экспертов равнодушными.

— Думаю, что это Юдзуру Ханю. При всей своей любви к Чену (а я обожаю Натана) я назову японца. Он не просто фигурист, он — явление. В истории фигурного катания были выдающиеся катальщики, но Ханю другой. Он небожитель. Одна только его короткая программа («Баллада №1» Шопена) — это программа, в конце которой надо не вставать, а опускаться на колени и благодарить Бога за то, что нам повезло это увидеть. Это не просто стопроцентное попадание в музыку и сопереживание ей, не только сложнейшие элементы, которые ложатся в каждую ноту, но какое-то совершенно потрясающее слияние с музыкой человеческой души.

Такое я видела всего два раза в жизни и не на льду, а в балете: когда Майя Плисецкая танцевала «Умирающего лебедя», а Мстислав Ростропович ей аккомпанировал, и в балетной студии в Нью-Йорке, где танцевала Диана Вишнёва, а дирижировал Валерий Гергиев. Катание Юдзуру Ханю — это явление того же порядка. — В этой номинации я выбирала бы между Александрой Трусовой, Алёной Косторной и Камилой Валиевой, но, наверное, назвала бы Сашу. То, что сделала в этом сезоне Саша, удачно исполнив четыре четверных прыжка в одной программе на международных соревнованиях, вряд ли кто из девушек когда-либо сумеет повторить в ближайшие годы.

Это вообще очень сложно — делать то, чего не делает больше ни один человек в мире. При этом на Трусову ополчились все, даже правила собираются поменять, чтобы спортсмен не мог получить за свои прыжки большого преимущества. Так что я за неё! — Этери Тутберидзе. Почему она, а не Тамара Москвина, ученики которой стали в этом сезоне чемпионами Европы? В моём понимании то, что сделала со своими спортсменами Москвина, — это безусловный прорыв года, подаривший всем нам надежду. Почему не Рафаэль Арутюнян? Он проделал колоссальную работу с Натаном Ченом, но это всё же один спортсмен. А Тутберидзе — это тотальное доминирование как во взрослом женском катании, так и в юниорском.

Лучший тренер, как мне кажется, должен определяться не только по качеству спортсменов, но и по их количеству. И то и другое у Этери есть. — Для меня это однозначно Шэ-Линн Бурн. Она поставила в этом сезоне очень много номеров, которые мне нравятся, и прежде всего это программа Чена. Я аплодирую стоя. Браво! Мне очень приятно, что я видела развитие Шэ-Линн, когда она у меня каталась. Видела, как она учится слушать и слышать музыку. Она очень большая умница. Алексей Ягудин относится к своему сорокалетнему юбилею философски и признаётся, что его внутренние ощущения близки к сюжету фильма...

— Мне кажется, что формулировка этой номинации изначально была не совсем правильная. Здесь нужно говорить не о спортсмене, который этот костюм демонстрирует, а о художнике, который придумал идею и вместе с тренером воплотил её на льду. Костюм — это часть тренерской работы. Именно наставник должен решать, каким хочет видеть своего ученика на льду, какой художественный образ будет воплощён. Мне повезло, поскольку я работала с совершенно выдающимися мастерами по костюмам. Такими, как Нателла Абдулаева, Вячеслав Зайцев. Из более поздних мастеров мне, например, нравится, как работает Милена Бобкова.

Немногие знают, но она на протяжении нескольких лет шила платья для Мао Асады — делала это даже после того, как я закончила работать с японкой. Помню, в своё время я даже купила для Мао в Америке специальный раздвигающийся манекен, рассчитанный на очень маленькую и тоненькую фигурку, и подарила его Милене. Если же говорить о костюмах конкретных спортсменов, то хороших много. Не сумею выбрать. — В этом плане мне сейчас не нравится ничего. Всё это уже много раз было. Смысл показательной программы прежде всего должен заключаться в расширении возможностей спортсмена. Там нет ограничений, которые накладывают правила, и можно показать то, чего ты никогда не делал на соревнованиях, то, чего от тебя никто не ожидает.

Найти какой-то художественный образ, который до тебя никто не использовал. Мне не нравится засилье западной музыки в показательных номерах наших фигуристов: они что, собираются кататься только в западных шоу? Такое ощущение, что люди просто берут первую попавшуюся мелодию, которая нравится, и делают под неё одно и то же. Те же дорожки, что в программах, те же вращения. В своё время мы делали по четыре-пять показательных номеров и использовали эту нишу для того, чтобы максимально развить спортсмена, чтобы он, как артист, умел быть разным, а главное — понимал, что именно он катает. Открывал в себе неожиданные для самого себя возможности. 

Если судить по результатам сезона, в число претендентов нужно было бы включить двукратного чемпиона мира Натана Чена, выигравшего финал Гран-при у Юдзуру Ханю (американец опередил японца в обеих программах), Алёну Косторную, которая победила в первом взрослом сезоне на всех международных стартах, в которых участвовала, включая финал Гран-при и чемпионат Европы, двукратных чемпионов мира в парном катании Вэнцзинь Суй и Цун Ханя, не знавших себе равных в финале Гран-при и на Турнире четырёх континентов, и французских танцоров — шестикратных чемпионов мира Габриэлу Пападакис и Гийома Сизерона.

Но вакантное место при наличии четверых равновеликих претендентов одно, поэтому — Ханю: двукратный олимпийский чемпион, перевернувший представление о своём виде спорта, стал именно тем фигуристом, благодаря которому в этот вид спорта пришли колоссальные спонсорские деньги. А с деньгами, как известно, не шутят. В выборе между Александрой Бойковой — Дмитрием Козловским, Александрой Трусовой и Алёной Косторной ставим на последнюю. Результаты 16-летней москвички говорят сами за себя, ну а в том, что вся тройка лауреатов по версии RT оказалась российской, стоит винить не пристрастность экспертов, а слабость конкуренции со стороны «остального мира». С другой стороны, этому миру есть на кого равняться.  

Этери Тутберидзе. Если судить по результатам подопечных, в имеющейся цепочке наставников современного фигурного катания она — самое сильное звено. Мари-Франс Дюбрей. По количеству сделанных в этом сезоне постановок специалист из Монреаля может соперничать с Шэ-Линн Бурн. Она постоянный автор не только удивительных программ Пападакис и Сизерона, но и произвольного танца Мэдисон Чок и Эвана Бейтса — возможно, лучшей танцевальной программы этого сезона в мире. Произвольная программа Натана Чена — это тоже Мари-Франс, маленькая хозяйка большого монреальского танцевального дома.

На вкус и цвет все фломастеры, как известно, разные, и сколь бы нетривиальным ни казался выбор редакции, но эта номинация отходит Антону Шулепову и его произвольной программе «Список Шиндлера». Напомним, что Международный союз конькобежцев (ISU) тоже выдвигал костюм спортсмена, стилизованный под униформу фашистского концлагеря, на Skating Awards, но включил задний ход, испугавшись негативной реакции публики в интернете. Выбор, безусловно, неоднозначный, но на фоне великого множества всевозможных нарядов и идей привлечь к своему выбору внимание всего фигурнокатательного мира — это, безусловно, достижение.

Возможно, это та самая программа, которую мир в связи с отменой главного старта сезона так и не увидел: в Монреале на лёд в гала-концерте должна была выйти олимпийская чемпионка и чемпионка мира 2019 года Алина Загитова со специально подготовленным для этого события номером. И хочется, чтобы в номинации осталась именно она. Например, с постановкой, посвящённой безвременно ушедшей из жизни в августе прошлого года балерине и хореографу Людмиле Шалашовой, благодаря которой мир увидел и полюбил фигуристку-танцовщицу Алину.

Как минимум две позиции из трёх в этой номинации должны быть заняты российскими тренерами. Это Тамара Москвина и Татьяна Тарасова. У одной — четыре золотые и четыре серебряные медали, завоёванные учениками на Олимпиадах в парном катании, у второй — семь высших олимпийских наград. Москвина в свои 78 привела к титулу чемпионов Европы Бойкову и Козловского, подарив надежду всем российским любителям парного катания, как правильно выразилась об этом Тарасова. Сама Тарасова вошла в историю не только как тренер и уникальный постановщик, но и как человек, причастный к подготовке множества великих иностранных звёзд.

Хотя в Канаде многие склонялись к тому, что на домашнем чемпионате мира в Монреале эта номинация должна быть присуждена собственной звезде — четырёхкратному чемпиону мира Курту Браунингу. Реагировать на это можно по-разному. Мы же назовем этот выбор политическим и порадуемся, что он не состоялся.

источник

Уважаемые друзья!!! Вступайте в нашу группу «ВКонтакте».

Яндекс.Метрика

Top.Mail.Ru