RUEXPERT.ORG

Ваш эксперт в мире политики

Путин может договориться с Эрдоганом по Идлибу. Но…

чт, 06/02/2020 - 23:35

 

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что в беседе с президентом России Владимиром Путиным потребовал, чтобы силы сирийского президента Башара Асада отодвинулись за пределы турецких наблюдательных пунктов: «Если в течение февраля режим не уйдет за пределы наблюдательных пунктов Турции, мы сделаем все необходимое». Кроме того, турецкий лидер отметил, что в ближайшее время возможна его встреча с президентом России.

В этом заявлении содержится ключ к оценке ситуации, сложившейся после последних осложнений в сирийской провинции Идлиб. Во-первых, февраль только начинается, в течение его Москва и Анкара могут прояснить для себя ситуацию по самым различных каналам, две стороны поддерживают интенсивный контакт. Во-вторых, очередная, возможно, даже чрезвычайная встреча Путина с Эрдоганом напрашивается, это тоже вполне реально. А что выглядит сомнительно? Напомним, Россия, Турция и Иран в мае 2017 года достигли соглашения о создании в Сирии четырех зон деэскалации. На данный момент контроль сирийских властей над тремя восстановлен. И не только силой оружия. Во многих случаях враждующим сторонам при российском посредничестве удавалось достичь соглашений о прекращении противостояния, и затем они уже вели совместную борьбу против боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

В Идлибе все проблемы должна была решать Турция. Однако изначально многие эксперты ставили под сомнение политические, военные и специальные возможности Турции, поскольку на этом плацдарме сконцентрировались такие террористические группировки, как «Тахрир аш-Шам» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), возглавляемая боевиками из «Фронта ан-Нусра» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), с одной стороны, и светские вооруженные группировки под флагами «Национального фронта за освобождение», поддерживаемые Турцией, с другой. Развести эти группировки по ранжиру так называемых «умеренных» и «радикальных» джихадистов Анкаре до сих пор не удается, поэтому в некоторых отношениях ей приходится, что называется, наступать себе на ногу. В этой связи Москва не раз переносила военный удар по Идлибу, идя навстречу Анкаре по тактическим соображениям, руководствуясь целью сохранить партнерство двух стран.

При этом все шло под аккомпанирование заявлений Турции о приверженности идее сохранения территориальной целостности Сирии. Тем не менее министр иностранных дел России Сергей Лавров заявлял, что «турецкая сторона не смогла выполнить пару ключевых обязательств, которые призваны были разрешить проблему Идлиба в корне». Но могло ли быть иначе? Самый лучший вариант для Эрдогана заключался в том, к чему призывали Москва и Тегеран, — приступить к налаживанию отношений с президентом Сирии Башаром Асадом, чтобы запустить в действие механизмы, предусмотренные Аданским соглашением 1998 года между Турцией и Сирией. Сейчас Эрдоган заявляет, что Турция якобы проводит операции в Сирии, основываясь на пунктах этого соглашения, но делает это без согласований с Асадом, который, по его словам, после последнего инцидента «перестает быть договороспособным». А когда Турция сначала с США, потом с Россией стала проталкивать проект создания крупной буферной зоны с Сирией, то многие турецкие эксперты отмечали, что «это не совсем укладывается в логику целостности сирийской территории». Несмотря на это, Россия поддержала Эрдогана, начав совместное с Турцией патрулирование так называемой «зоны безопасности».

Именно в таком контексте воспринимается инцидент, когда, как сообщает турецкое издание Sabah, восемь турецких военнослужащих были убиты в результате обстрела со стороны сирийского правительства в провинции Идлиб. Турция ответила ударом по позициям сирийского правительства и заявила, что уничтожила десятки сирийских военнослужащих. Причем этот инцидент произошел после сообщений о гибели под Алеппо четырех офицеров ФСБ, что внешне воспринимается как проведении «акции возмездия» со стороны Сирии. Но как бы то ни было, пишет Al Jazeera, «армии Турции и Сирии впервые за все время этого девятилетнего конфликта вошли в прямое столкновение и понесли потери: солдаты одного суверенного мусульманского государства убивают солдат другого тоже мусульманского суверенного государства». Эта ситуация нуждается в тщательном серьезном анализе, без примесей элементов политических спекуляций, что сейчас и происходит в Анкаре и в Москве. Потому, что ее стали сравнивать с той, которая сложилась между двумя странами после ноября 2015 года, когда турецкие войска сбили российский самолет вблизи турецкой границы с Сирией.

Пока же Анкара пытается подменять понятия: вместо диалога с Дамаском она призывает Москву оказать на него соответствующее давление. Между тем, как рассказали в российском Центре по примирению враждующих сторон, Турция не уведомила российских военнослужащих о передвижении своих войск, и те попали под огонь сирийских правительственных сил. Турки, однако, утверждают, что соответствующую информацию предоставили, причем дважды. В этой связи даже турецкие эксперты не исключают, что в данном случае речь можно вести о таких факторах, как «провокация или ошибка». Интрига в том, кто в данном случае пошел на провокацию, а кто на ошибку. Прежде всего ясна цель: испортить отношения Москвы и Анкары. В Анкаре намекают на то, что против Асада якобы действуют «некоторые сирийские генералы, находящиеся под влиянием третьей стороны». При этом выстраивается определенная логическая цепочка.

В последнее время именно Франция больше всех заявляла о том, что Турция стала перебрасывать из Идлиба бандформирования в Ливию. Президент Франции Эммануэль Макрон обвинил Турцию в «подстрекательстве и несправедливом вмешательстве» в Ливии, а также заявил, что «французский флот увеличит свое присутствие на востоке Средиземного моря». Ранее Макрон напрямую связал Турцию с боевиками ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), обвинив турецкую сторону в сотрудничестве с «доверенными джихадистами». Согласно этому сценарию, определенные силы на Западе решили обострить ситуацию в Идлибе. Об этом говорит и Эрдоган: «Мы знаем, что нас пытаются в Сирии отвлечь от Ливии, но мы не дадим такой возможности, наша ответственность велика, и ноша на плечах тяжела, но мы не оставим Ливию из-за провокаций в Идлибе».

Но и в Турции есть силы, которые ориентированы на подрыв турецко-российских отношений. Указывают на лидера националистической партии и союзника Эрдогана в турецком парламенте Девлета Бахчели, которого многие турецкие СМИ считают «серым кардиналом в ключевых решениях властей». Он утверждает, что «нападение на турецких военных было совершено перед поездкой Эрдогана в Киев», называет «руководство Москвы лицемерным и не вызывающим доверия». Однако Эрдоган к тому времени, по всей вероятности, получил более проверенную информацию от своих спецслужб. В Киеве он сделал сдержанные заявления по сравнению с теми, что были ранее, указав лишь, что из Идлиба в Турцию уже направился миллион беженцев. Турция понимает, что для Москвы Идлиб не имеет важного стратегического значения. Россия не раз шла навстречу Турции в переносе наступления на этот анклав. Другое дело Дамаск.

Он не скрывает намерений как можно быстрее, отмечает швейцарская газета Neue Zürcher Zeitung, «отвоевать потерянные ранее территории до последнего сантиметра». По мнению издания, если Эрдоган на этом направлении пересечет «красную линию», то он «войну в Сирии не выиграет, но может изменить отношение Москвы к курдскому вопросу, подтолкнуть Россию к США, которые обозначили свою устойчивую позицию по этому вопросу». Эрдогану по соображениям внутренней политики нужно хоть какое-то действие в Сирии, которое он мог бы подать как «победу» по внутриполитическим соображениям. Путин это понимает. Как ни крути, но Турция сейчас воюет на четыре фронта: в Сирии, в Ираке, в своих юго-восточных вилайетах с курдами, а теперь и в Ливии. Помимо этого, против нее формируется арабский фронт, направленный на срыв ее неоосманистских порывов во внешней политике на Ближнем Востоке и на Севере Африки. Почти на всех этих направлениях добиться успехов дипломатическим путем у нее сейчас нет шансов.

Кроме как договориться с Россией. По оценке российских экспертов, Москве «удалось на земле создать условия, при которых ни Сирия, ни Иран не смогут провести операцию в Идлибе самостоятельно», что создает пространство для маневра, в том числе и в сторону сирийской оппозиции, чтобы через нее начать воздействовать на Турцию. Дело в том, что по всем признакам США в Сирии с подключением Турции готовят второй масштабный «сирийский сериал». Спецпредставитель США по Сирии Джеймс Джеффри проводит в Стамбуле встречи с сирийской оппозицией, что может быть знаком изменений в поведении Вашингтона по отношению к сирийскому досье. По американским данным, в Идлибе существуют два типа фракций. Это высокоорганизованные вооруженные формирования вроде «Сирийской национальной армии», которую поддерживает Турция. Второй тип фракций — радикальные группировки, такие как «Джебхат ан-Нусра» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), «Хуррас ад-Дин» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Туркестани» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Эти две силы можно столкнуть между собой или развернуть на сирийском направлении. Возможно, в ходе предстоящих переговоров с Путиным президенту Эрдогану удастся уговорить его в очередной раз «остановить Асада», выступить в роли заочного посредника между Анкарой и Асадом, но это не решает проблему в принципиальном отношении. Точки расставлять пока еще рано.

источник

Уважаемые друзья!!! Вступайте в нашу группу «ВКонтакте».

Яндекс.Метрика

Top.Mail.Ru