RUEXPERT.ORG

Ваш эксперт в мире политики

В России защитят право детей на хороших родителей

вс, 07/02/2016 - 13:26


В России защитят право детей на хороших родителей


В середине января Верховный Суд РФ принял “Разрешение споров, связанных с воспитанием детей” обсуждаемое в СМИ по сей день. Обычно в ключе: “судьи постановили при разводе отдавать детей исключительно матерям”. Вплоть до радикально-критических оценок: “Верховный суд закрепил, что равноправного родительства в нашей стране больше нет. Есть мать, неизбежным дополнением к которой является ребенок. И есть отец, который здесь оказывается ни при чем”, — с призывом “” 

На самом деле, даже самое поверхностное знакомство с материалами гражданского дела показывает, что высшая судебная инстанция страны всего лишь исправила просто вопиющие недочеты, допущенные судами более низких уровней. 

В самом деле, отец, претендовавший на продолжение воспитания двух своих детей и после развода, уже состоял во втором браке, причем его новая жена имела двух своих чад. И все четверо “тинейджеров” (мальчики и девочки вместе!) ютились в комнатке 12 квадратных метров — при общей жилой площади квартиры аж 41,7 “квадратов”. То есть, меньше 6 метров на человека, хотя еще во времена кайзера Вильгельма немецкий врач Макс Петенкофер доказал, что минимально допустимая площадь проживания должна быть не меньше 9 квадратных метров на человека. Что, кстати говоря, нашло отражение и в советском жилищном законодательстве при определении нормы “нуждаемости” в улучшении жилищных условий для отдельных семей и жильцов. 

Вообще, я обычно всегда критически отношусь к практике “ювенальной юстиции”. Но в данном случае, признаться, очень удивлен, чем были заняты ее сотрудники при виде столь вопиющего безобразия, коогда дети порой забираются от вполне себе дружных родителей за куда меньшее “несоответствие жилищно-бытовых условий”. 

Между тем, мать указанных двоих детей приобрела собственную квартиру, правда, в другом городе. Один ее ребенок, даже на суде, заявил, что хотел бы жить с мамой. Второй промолчал, но, как признался потом в личном разговоре с педагогами, потому, что боялся отца. Ведь мало ли, как там решил бы суд (две первые инстанции то вынесли решение в пользу родителя), а как потом жить с ним, если ты в его глазах выглядишь “предателем”? От мачехи-то вряд ли получишь поддержку в таких вопросах. 

В общем, Верховный Суд всего лишь восстановил справедливость. Отдал детей тому из родителей, с которым они хотели жить, причем условия проживания у матери были куда лучше, чем у отца. 

*** 

Является мифом также и то, что “после решения ВС все дети должны отдаваться матерям”. Да, верховные судьи сослались на Декларацию прав ребенка, принятую ООН в 1959 году, которой гласит: 
 “…малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью” 
Но чуть ниже судьи изложили громадный перечень этих самых “исключительных случаев”, которые служители Фемиды должны учитывать при вынесении окончательного вердикта в ходе “детских” процессов. И при обнародовании последнего, обязательно мотивировать свое решение, не ограничиваясь ни к чему не обязывающей и очень растяжимой формулировкой “по внутреннему убеждению”. Что, как раз, было проигнорировано нижестоящими судами в описываемом деле. 

Позволю привести себе длинную цитату из , вполне расставляющую “точки над “i” относительно мифа о том, что “теперь дети всегда будут отбираться у отцов” при разводе. 

“…Помимо изложенного выше при определении места жительства ребенка с одним из родителей юридически значимыми обстоятельствами, влияющими на правильное разрешение такого рода споров, являются:проявление одним из родителей большей заботы и внимания к ребенку;социальное поведение родителей;морально-психологическая обстановка, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей;возможность своевременного получения медицинской помощи;наличие или отсутствие у родителей другой семьи;привычный круг общения ребенка (друзья, воспитатели, учителя);привязанность ребенка не только к родителям, братьям и сестрам, но и к дедушкам, бабушкам, проживающим с ними одной семьей, приближенность места жительства родственников (бабушек, дедушек, братьев, сестер и т.д.), которые реально могут помочь родителю, с которым остается проживать ребенок, в его воспитании;удобство расположения образовательных учреждений, спортивных клубов и учреждений дополнительного образования, которые посещает ребенок, и возможность создания каждым из родителей условий для посещения таких дополнительных занятий;цель предъявления иска.При установлении тех или иных обстоятельств, требующих специальных знаний, суд назначает экспертизу для диагностики внутрисемейных отношений и взаимоотношений ребенка с каждым из родителей, для выявления психологических особенностей каждого из родителей и ребенка, для психологического анализа ситуации в целом (семейного конфликта), для определения наличия или отсутствия психологического влияния на ребенка со стороны одного из родителей. В этих целях судами, в частности, должны быть назначены судебно-психологические, судебно-психиатрические, а также комплексные судебные экспертизы (психолого-психиатрические, психолого-педагогические, психолого-валеологические, социально-психологические). 

*** 

Где здесь можно увидеть намек на “неравноправие”, на которое упирает уважаемый Антон Крылов, автор упомянутой выше – сказать сложно. Приоритет матерей при прочих равных условиях (что бывает очень редко) — да, есть. Но если женщина откровенно "проигрывает" бывшему мужу по ряду изложенных Верховным Судом моментов, решение будет не в ее пользу. Все же хочется возразить по поводу одного из главных тезисов в защиту “отцовских прав”. 

“В середине 19-го века была эпидемия родильной горячки, умирали до 40% рожениц. “Матушка моя скончалась родами” — это очень частое начало автобиографических книг того времени. Детей воспитывали отцы — это было нормой”, — пишет Крылов. 

Извините, но об “отцовском воспитании” в то время можно в большинстве случаев говорить разве что в том же смысле, как в Библии пишется “Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова…”. Понятно, что рожали наследников “патриархам” их жены, нередко (в более поздних родословиях) оставшиеся безымянными. 

Вот так и с “воспитанием” детей вдовцами в минувшие века. Собственно, “роскошь” остаться вдовцом при малолетних отпрысках была привилегией лишь мало-мальски обеспеченных людей, у которых были деньги для того, чтобы нанять няню-гувернантку-домработницу, а то и всех вместе. Вот они осиротевшее дитя и воспитывали, хотя, конечно, отец в свободное от работы время тоже мог поспособствовать педагогическому процессу. 

Но обеспечить его единолично — это был почти нонсенс. Недаром еще в 13 веке в Русской православной церкви было принято правило: овдовевшие священники обязаны были идти в монастырь, а их дети — передаваться на воспитание в монастырские школы. Причиной такой жесткости стало каноническое правило – священник не имеет права на второй брак. Но и ухаживать, растить, воспитывать надлежащим образом осиротевших детей без женской руки было практически невозможно. А эта самая “женская рука” во многих случаях означала фактически тот самый запрещенный “второй брак” – только в варианте брака “гражданского”, рассматриваемого Церковью как “блуд”. 

Конечно, с коренной ломкой общественных устоев после 1917 года ситуация во многом изменилась. Ныне немалое число женщин довольно недолго сидят дома с ребенком, вполне могут выходить и на работу, а дети в это время находятся в яслях-садиках-школе, где ими занимаются, так сказать, “коллективные мамы”. Соответственно, при таком “педагогическом сервисе” детьми может заниматься и одинокий отец вроде Новосельцева в “Служебном романе”. 

Тем не менее, подобные прецеденты как раз исключение, а не правило. Природа на протяжении многих тысяч поколений с помощью “естественного отбора” “затачивала” женщин на рождение и воспитание детей, а мужчин — именно на “роль в этом процессе”, что почему-то вызывает возмущение части мужчин. Да, эта роль важная — быть кормильцем, защитником, отчасти и воспитателем. 

Но все равно, среднестатистический мужчина все равно в принципе не способен на такую же заботу, терпение, прощение, скрупулезность в отношении к ребенку, как среднестатистическая женщина. Недаром материнская любовь издавна является синонимом любви “абсолютной”. 

А заботливые и любящие отцы, конечно, случаются тоже. Но “тарасы бульбы” с их “я тебя породил — я тебя и убью" встречаются куда чаще. Речь, конечно, не обязательно о реальных детоубийствах, а о том, что ощущение справедливости (или как ее понимает мужик) ставится выше всепрощающей материнской любви. 

Да, в жизни случается всякое. Встречаются и ответственные папы, и беспутные мамаши. Порой у женщин после родов возникает “послеродовой психоз”, когда они начинают просто ненавидеть когда-то самого близкого человека. Да, впрочем, в подобных случаях матери иногда убивают даже и своих детей. Такие случаи, кстати, нуждаются в диагностике и медикаментозной коррекции. 

Тем не менее, все это именно исключения. Учитывать которые Верховный Суд России вовсе не запретил, а наоборот, весьма скрупулезно прописал и регламентировал эту процедуру. Однако общий подход, согласно Декларации прав ребенка ООН, принятой еще в те времена, когда она не являлась “рассадником” “толерастических ценностей”, по которому малолетний ребенок должен оставаться с матерью, видится абсолютно правильным.
 

Новости партнеров

Загрузка...

вас может это заинтересовать

Новости партнеров

Новости партнеров

Новости партнеров